Старинный транспорт

Впервые прокат экипажей учредил предприимчивый владелец парижской гостиницы «Святой фиакр». Наемные повозки так и окрестили фиакрами. Вскоре после появления фиакров известный физик Паскаль предложил строить большие, многоместные кареты, которые были бы доступны действительно для всех. Плата за проезд не должна была превышать пяти су. Так зародились омнибусыомнибус» в переводе с латыни значит «для всех».

В 1662 году французский король Людовик XIV, разрешил постройку больших экипажей общественного пользования. Но аристократия так боялась народа, что в том же указе король предусмотрительно отметил: «Солдаты, слуги и другая придворная челядь, а также рабочие и поденщики не должны иметь никакого доступа к этим каретам». И в самом начале своего существования омнибусы, вопреки своему названию, стали каретами «не для всех»: трудовой люд не мог пользоваться ими.

А местная знать считала езду в общественных каретах позорной для себя. Получалось, что омнибусы остались вовсе без пассажиров. Так продолжалось до тех пор, пока указ не отменили. Тем временем и в Москве и в Лондоне также появились наемные экипажи, и число их росло с каждым днем.

В XVIII–XIX веках перед «экипажными компаниями» встала задача – обслужить тысячи пассажиров. Постройка каждой новой повозки стоила больших денег, и, чтобы оправдать расходы и обойтись немногими повозками, предпринимателям нужно было значительно увеличить их вместительность.
Заботясь о пополнении своего кармана, они пустили в обиход такие повозки, в которые пассажиров напихивали как сельдей в бочку. В Москве появились «волчки», в Париже – так называемые «кукушки», в Берлине – «реброломы», на междугородних дорогах – дилижансы.

 

Старинный транспорт

«Волчки» были обыкновенными дрогами без рессор и кузова. Редко когда над скамьей ставили на столбиках крышу с занавесками. Помещалось в «волчке» шесть пассажиров, сидевших на продольной скамье-линейке.

Верхним пассажирам даже езда в запертом ящике «кукушки», вероятно, казалась роскошью. Ветви деревьев хлестали их по лицу, на каждом ухабе они рисковали быть сброшенными на землю. Хорошо еще, что кляча тянула «кукушку» медленно. Берлинские «реброломы» предоставляли пассажирам не больше удобств, чем московские «волчки» и парижские «кукушки».

Дилижансы чаще всего делались многоместными, с багажником на крыше кузова. Ноги пассажиров едва помещались в тесном пространстве между сиденьями. «Дверным» пассажирам на поворотах и ухабах угрожала опасность попасть под колеса тяжелого дилижанса, если бы они случайно нажали на ручку двери. Пассажиры тряслись в клетке дилижанса, как куры в корзинке по дороге на рынок.

Если кто-нибудь из них хотел немного размять ноги, он должен был криками и стуком в стенку кузова добиться от возницы остановки дилижанса. Так путешествовали простые смертные. А монархи и вельможи, крупные торговцы и новоявленные промышленники, генералы и помещики щеголяли в собственных нарядных каретах. Мастера-каретники придумывали всё новые виды экипажей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *